"Сколково": все будут делать роботы, но жизнь не станет проще

"Сколково": все будут делать роботы, но жизнь не станет проще//Статьи: Образование

К 2030 году мы перестанем ходить по магазинам, одежду будут печатать 3D-принтеры. Роботы заменят человека практически везде. По крайней мере так полагают в школе управления "Сколково", которая выпустила "Атлас новых профессий". В интервью Gudok.ru один из создателей атласа, эксперт Московской школы управления "Сколково" Дмитрий Судаков рассказывает, как изменится мир в ближайшие десятилетия, а также, какие профессии будут нужны, а какие уйдут на пенсию — Дмитрий, с чем связано то, что школа "Сколково" решила создать "Атлас новых профессий", которые могут быть востребованы в будущем?

— Идея атласа возникла еще в 2011—2012 году. Наша задача была в том, чтобы проанализировать, что в дальнейшем будет происходить с рынком труда и куда должно двигаться наше образование. Ведь бизнес и образование не должны быть оторваны друг от друга.
А в мире все меняется очень быстро. Появляются новые профессии, старые уходят в прошлое. За свою жизнь мы с вами были свидетелями, как появлялись и умирали технологии. Недавно моя дочь обнаружила у меня старые аудиокассеты и спросила меня: "Что это?" В прошлое ушли и пленочные фотоаппараты. Пейджеры казались прорывной технологией, а где они теперь? Этот гаджет прожил всего пять лет.

— А каково практическое, прикладное значение атласа? Для кого он?

— Это еще один инструмент профориентации. Атлас писался для студентов первых курсов, школьников старших классов и родителей школьников и студентов. Впрочем, атласом могут воспользоваться все люди, которые озабочены выбором профессии.
Он должен задавать определенные векторы профориентации. Вот пример. Мы все знаем, что в последние время с интернетом общаются не только люди, но и вещи. Уже создан "умный дом", где каждый предмет (холодильник, телевизор, кондиционер и пр.) самостоятельно выходит в сеть, чтобы создавать комфортные условия своему хозяину. К примеру, в атласе мы указываем, что в будущем будет востребована такая специальность, как проектировщик умной среды. "Умному дому" нужен будет также разработчик материалов для умной среды. Мы не знаем, так ли точно будут называться эти профессии. Но догадываемся, что именно такие задачи будут стоять перед людьми будущего.

— А о каком будущем идет речь?

— Это горизонт 15—20 лет. Речь идет о горизонте 2030-го года.

— Какова методика составления атласа?

— Мы собрали экспертов из разных отраслей, порядка 2,5 тыс. человек приходили на наши сессии. Они рассказывали нам, как будет развиваться та или иная отрасль. Причем говорили именно о планах. А когда ведущие эксперты говорят о планах, получается что-то вроде самосбывающегося прогноза: в названные технологии уже сейчас вкладываются деньги.
Во время обсуждения на сессиях мы анализировали, какие задачи будут стоять перед работниками будущего. Возьмем, например, легкую промышленность. Мы все заметили, что срок службы одежды снижается: если раньше одну вещь можно было носить несколько лет, теперь качество ткани таково, что мы носим ее 1—2 сезона. А если заглянуть в будущее? Мы придем к тому, что человек создаст материалы, которые позволяют с утра решить, что же сегодня надеть, отправить заказ на 3D-принтер и получить готовую одежду, которую вечером выбросят в корзину. Получается, легкой промышленности нужно задуматься о том, чтобы производить модели и программы для 3D-принтера. А вот профессия швеи становится все менее востребованной. Уже сейчас есть автоматические прачечные и стиральные машины, а будут пошивочные. Это, то куда идет отрасль, деваться некуда.

— И как, на ваш взгляд, изменится рынок труда в перспективе 5—10 лет?

— IT придет везде. Не везде, где можно, а просто везде. Через несколько лет профессионал любой отрасли будет обязан разбираться в программировании. Он не должен будет быть именно программистом, но должен будет понимать процесс. В ноябре прошлого года мы были в Екатеринбурге на чемпионате рабочих профессий, где люди соревнуются в навыках сварщика, фрезеровщика и пр. На этом мероприятии было наглядно видно, что современный фрезеровщик — это уже не тот человек, который в грязной спецовке и обтачивает деталь руками. Это профессионал, который задает программы роботу, а уже тот обтачивает деталь. Уже сегодня человек рабочей профессии, по сути, программист.

— Это означает, что человек, который уже сегодня задумывается, как не остаться без работы лет через 10—20, должен обязательно учиться программированию?

— Профессионалу будущего важно будет понимать, что такое алгоритмы и алгоритмические языки программирования. Без этого человек в будущем просто не сможет найти работу. Требования к работнику очень сильно меняются. В апреле прошлого года я был свидетелем одной беседы… В городе Чебаркуль владелец молочного завода объявил, что автоматизирует свой завод. Его спросили, будет ли он сокращать людей. Владелец завода ответил, что рабочие места сохранятся, но ему будут требоваться уже не те люди. Работать с автоматическими линями — это не то, что работать с коровами.
Мир вокруг нас становится все сложнее. Создаются настолько сложные системы, что человек, который умеет просто нажимать на кнопку, уже не нужен. Просто нажимать на кнопку уже может робот. На производстве будут нужны люди, которые отдают себе отчет, из чего производится тот или иной продукт, представлять себе полный цикл его производства. То есть уметь нажимать на множество кнопок.

— Это означает, что людям без высшего образования даже в рабочих профессиях делать будет нечего?

— Наоборот. Если человека учить 6 лет, он становится слишком дорогим специалистом. Просто некоторые дисциплины переместятся из вузов в колледжи и даже в школы. Это как в случае с фрезеровщиком. Сегодняшний квалифицированный фрезеровщик 10 лет назад назывался инженером. Программирование уже абсолютно рабочая специальность, с такими базовыми навыками должны будут выпускать из средней школы.

— Какие отрасли претерпят изменения в будущем в первую очередь?

— Все. Возьмем не очень технологичную — туризм. В атласе мы указали, что профессия туристического агента умирающая. Одна женщина оппонировала нам и утверждала, что наш вывод неверный. В 2014 году рынок туристических услуг уменьшился вполовину, большое число турагентов остались без работы. Люди стали ездить самостоятельно. В интернете появилось достаточно систем, которые позволяют забронировать и авиабилеты, и отели, и заказать трансфер.
В перспективе с рынка уходят посредники. Не нужен посредник в виде таксомоторного парка: есть системы, которые просто распределяют заказы от клиентов среди "частников".
Невостребованными становятся риелторы. Есть сайты, которые позволяют самостоятельно арендовать квартиру у владельцев. А современная молодежь вообще не стремится покупать недвижимость. Им важны свобода и мобильность.

— В 1990-е все считали наиболее перспективными профессии юриста и экономиста. Однако уже в 2000-х юристов и экономистов оказалось слишком много. А существуют ли "долгоиграющие" профессии? Ну, получил такую профессию, и можно быть уверенным в завтрашнем дне…

— В целом существующие отрасли сохраняются. Просто многое будет автоматизировано. Я не помню, когда я ходил в банк, — мне намного удобнее работать с интернет-банком. А если я уже не хожу в банк, я уже не общаюсь там с операционистом. Это означает, что операционистов банка выталкивают за пределы экономики. Им нужно искать себя в другом. Человек как рабочая сила стоит дорого. Он устает. У него могут быть болезни, проблемы в семье, а работа должна выполняться. В этом смысле роботизация — неизбежный процесс.

— Хорошо. Интернет-банки создают "айтишники". "Долгоиграющие" профессии, где человека не могут заменить, лежат в сфере IT?

— Нет. IT становится не профессией, а навыком каждого.

— Это понятно, что в каждой отрасли специалист будет отчасти "айтишником"…

— Да. А вот чистый "айтишник" не будет нужен. Ему скажут: "У нас тут все программисты, ты стань еще и биотехнологом, к примеру". Это первое. Вообще, с "долгоиграющими" профессиями дело обстоит сложнее.

Меня часто зовут в школы рассказать про атлас. И всегда общение складывается непросто. Учителя хотят, чтобы я давал школьникам однозначный совет: "Дорогие дети, идите учиться на медиков, педагогов или биологов". Но мир устроен иначе. Важно понять, что в любой отрасли человек будет востребован. Будь это туризм или легкая промышленность, но сама отрасль меняется, и должен меняться он сам. В рамках старых профессий нужны будут новые навыки. Обучение в течение всей жизни становится необходимостью.

— В атласе существует целый раздел под названием "Профессии-пенсионеры". Какие же профессии вы туда записали, кроме посредников?

— Профессии-пенсионеры, которые перечислены у нас в атласе, это не профессии, которые исчезнут. Это отрасли, в которых будет занято намного меньше людей, чем сейчас. Банковские операционисты тоже останутся, люди все-таки ходят в банки, просто таких специалистов будет требоваться меньше. Например, кузнецы до сих пор существуют. Они могут ковать напоказ на ярмарках, могут создавать произведения искусства. Но профессий-пенсионеров очень много, можно выпустить отдельный том атласа.

— Ну, хорошо. А журналист — профессия-пенсионер?

— Да. Агентство Associated Press недавно заявило, что оно отказывается от услуг журналистов, которые пишут кроткие заметки по итогам выхода отчетности компаний. Это стандартные заметки, с такими текстами теперь справляется программа. И вполне успешно. Заметки стали даже лучше, и появляются на ленте они быстрее. А скорость очень важна в работе новостного агентства. Роботы делают работу точнее, они не допускают опечаток. Что удивительно, иногда получается даже интереснее. Потому что такая заметка простая, стандартная, этот процесс можно автоматизировать. Но даже интервью может взять машина. Я могу пообщаться и не с живым человеком, а с искусственным интеллектом.
Но есть журналисты, которые способны творчески переработать материал, таких в ближайшие время роботы не заменят.

— А вопросы кто-то должен составить для этого искусственного интеллекта?

— Да. Редактор. Журналист не нужен. Простая, "механическая" журналистика — профессия-пенсионер. Развиваются соцсети, блоги. Это убьет журналистику как профессию. Но останется авторская журналистика, будут нужны люди, которые умеют писать действительно хорошо. Уровень конкуренции сильно возрастет, толпа блогеров уже дышит в спину журналистам. Ведь блогер тоже может написать заметку.

— Какие еще профессии-пенсионеры включены в атлас?

— К примеру, нотариус. Заверение документов уйдет в прошлое. Зачем заверять копии, если электронный оттиск человека есть в интернете? В биометрический паспорт можно поместить все документы: и свидетельство о браке, и о рождении детей. Зачем копии? У нас будут протоколы, которые позволят справиться без нотариуса.

— А что с профессией переводчика?

— Это тоже вымирающая профессия. Уже создан прототип семантического переводчика, но даже тот несовершенный перевод по словам, который есть сейчас, можно понять. Людям останется художественный перевод, а технические переводчики будут не нужны. "Скайп" не так давно заявил, что проводит тестирование платформы, которое позволяет общаться в системе на разных языках. Это восемь языков, включая русский.

— То есть учить языки нашим детям уже не надо?

— Я считаю, что надо. Язык — это способ погружения в другую культуру, а ведь мир становиться глобальней и прозрачней. Обучение языку — это к тому же прекрасная гимнастика для ума.

— Получается, что в мире будущего происходит перевес в сторону технологий. Гуманитариям стоит подучить математику и языки программирования?

А вы можете сегодня сказать работодателю, что вы не умеете работать на компьютере, потому что вы гуманитарий?

— То есть я, как гуманитарий, неспособный к программированию, просто останусь без работы? Или для меня есть выход?

— Есть такое американское исследование, где проанализирован уровень занятости населения в зависимости от сложности профессии. Ученые обнаружили, что максимальный уровень занятости в тех профессиях, где уровень сложности очень высок, а также в тех областях, где уровень сложности очень низкий. Как мы знаем, на самых несложных и низкооплачиваемых работах востребованы мигранты. И человеческий труд получается дешевле технологий. На той работе, где уровень сложности зашкаливает, никакая технология не может заменить человека. А вот посередине уровень сложности не так уж велик, а зарплаты у людей достаточно высокие. Можно вкладывать деньги в автоматизацию этих процессов, тогда технологии и вытесняют людей. Прежде всего под угрозой рутинный интеллектуальный труд. Вот такой, как несложная журналистика, банковские операционисты. Компьютер способен решать огромное количество задач, соревнования между компьютером и человеком уже не проводятся. Он всегда обыгрывает человека. Но человек силен там, где творчество. В этом отношении компьютер человека не может заменить.

— Это значит, что будут востребованы, к примеру, дизайнеры? Стоит ли мне дать своему ребенку именно такое образование?

— Художественные навыки, конечно, будут востребованы. Вопрос в том, каким дизайном будет заниматься ваш ребенок. Дизайнеры одежды давно не в дефиците, конкуренция огромная, а вот дизайнер носимых устройств (умные очки, устройства, которые измеряют пульс во время занятий спорта) — более перспективная профессия.

— Что произойдет в России с такой отраслью, как добыча полезных ископаемых?

— Люди уходят из опасных отраслей. Но полезные ископаемые будут нужны. Непосредственно добычей будут заниматься машины, а люди будут лишь управлять ими, причем даже из другой географической точки.

— Какие изменения вы видите в отношении железнодорожных профессий?

— Логика точно такая же. Проводник, как человек, который проверяет билеты и выдает белье, становится не нужен. Просто такая функция будут не нужна. Билет сканируется автоматически, белье тоже выдается автоматически, и это будут дешевле, чем платить человеку.

— Но у нас проводники не только билеты проверяют. Они помогают пассажирам, и даже, если нужно, могут роды принять.

— Да, конечно. Персонал, который предоставляет сервис в поездах, будет нужен, но в условиях автоматизации проводников нужно меньше. То же самое с машинистами. Я был в Музее РЖД на Рижской, здесь очевидно продемонстрирован курс на автоматизацию.

— Хорошо. Вести поезда будут компьютеры. А какие железнодорожные профессии будут востребованы?

— Машинисты тоже будут востребованы, но их станет меньше. Зато нужны будут люди, которые займутся проектированием новых поездов, дизайнеры вагонов, люди, которые создают сложные пересадочные станции, логистические комплексы. Управлять логистическими комплексами и транспортными узлами будут компьютеры, а проектировать их люди.

— Но мы говорим с вами про автоматизацию. Получается, что во всех отраслях люди нужны все меньше и меньше. Всю работу делают компьютеры. Это означает, что лет через десять у нас будут колоссальная безработица? У нас вообще-то растет рождаемость. Где все эти люди будут работать?

— Автоматизацию производят для того, чтобы производство стало дешевле. Если я смогу обеспечивать себе нужный уровень жизни не работая восемь часов, я буду работать четыре часа, что тут плохого? Почему мы должны работать на конвейере и выполнять рутинный труд? Может, человек создан, чтобы творить? Если человек готов соответствовать вызовам времени, будет учиться, он не останется без работы.
С проходом в мир автоматизации количество рабочих мест не сократилось. Если отследить этот процесс, начиная с XIX века, получится, что экономика задействует в себе все больше и больше людей. Просто это люди других специальностей. Серьезные технологические прорывы открывают рабочие места, а не закрывают их.

— Если сравнивать сегодняшний день с рабочим графиком человека XIX века, то получится, что человек работает по времени намного меньше. Это так?

— Да. Сокращение рабочего времени — естественный процесс.

— Первое издание атласа вышло год назад. Но насколько я знаю, вскоре должна появиться вторая версия "Атласа новых профессий". С чем связана необходимость обновить ваше исследование?

— Вторая версия дополненная. Она должна выйти в марте. В первом варианте мы рассматривали 19 отраслей. А вторую мы уже существенно переработали. Здесь уже описано 25 отраслей. Это 80% всей российской экономики. В новой версии мы, в частности, проводим анализ компетенции в искусстве. Мы проводили сессии, на которых ведущие деятели искусства рассуждали о том, что будет происходить в этой отрасли.

— И что же ждет деятелей искусства в будущем?

— Искусство становится все более и более доступным для каждого человека. Этому тоже способствует развитие технологий.

— Вы имеете в виду, что раньше фотохудожниками были лишь избранные, а с развитием цифровых камер художественная фотография доступна любому, просто надо почаще нажимать на кнопочку, до тех пор пока камера не сделает удачный снимок?

— Да. Сейчас фотографии у непрофессионалов бывают не хуже, чем у маститых фотографов. Фотография — это как раз пример того, что происходит с искусством. Профессионалы искусства это понимают. Задачи, которые стоят перед человеком искусства, меняются. Современный художник теперь призван помогать людям. Тот же профессиональный фотограф может проводить мастер-классы.
Кроме того, когда творчество становится чем-то обыденным, возникает вопрос, а что такое искусство и зачем оно нужно? Фотографирование котиков для соцсетей — это ведь не искусство. Роль художника в том, чтобы создавать произведения, которые заставляют человека задумываться о чем-либо, искусство обязано ставить вопросы. Ну и поскольку творцом становится каждый, профессионал от искусства берет на себя образовательную функцию. Он должен объяснять людям, что же такое искусство.

Ольга Колтунова

Читайте также из рубрики "Образование"

"Сколково": все будут делать роботы, но жизнь не станет проще: К 2030 году мы перестанем ходить по магазинам, одежду будут печатать 3D-принтеры.

«Умный» город. «Умная» школа : 23 тысячи школьников Астаны на занятия приходят с электронными картами.

Эксперт: электронные доски поощряют клиповое сознание учащихся: Вред и пользу от глобальной информатизации системы российского образования обсудили спикеры форума "Умный город будущего – 2014", прошедшего в МИА "Россия сегодня".

Всегда на шаг впереди: Мир на пути к Smart Education: новые возможности и новые задачи для МЭСИ, чтобы быть